zhu_s (zhu_s) wrote,
zhu_s
zhu_s

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

3 века денег: наличные, банки, криптовалюты, ч. 1

… кредитные деньги, как и все в этом мире – несовершенны, и не навсегда.
И может быть, где-то по улицам Урюпинска уже ходит парень, который придумает им на замену что-то покруче.
Я, 27 дек. 2008г.
Пролог. True alchemy of finance*

  • (i)31 октября 2008г. человеком или группой лиц под псевдонимом Satoshi Nakamoto в списке рассылки о криптографии был опубликован файл с описанием протокола и принципа работы платёжной системы в виде пиринговой (одноранговой, т.е. без посредников, удостоверяющих корректность платежа) сети.

  • (ii) В январе 2009г.  он закончил разработку протокола и опубликовал код программы-клиента («кошелька») BitcoinCore, актуальная версия 0.14.0. 3 января 2009г. был добыт первый (генезис-) блок** или, другими словами, произошла эмиссия первых 50 биткойнов***. Всего за несколько недель отладки и тестирования ПО, судя по известным сегодня адресам Накомото, было сгенерировано около 1 млн. биткойнов****.

  • (iii) В мае 2010г. состоялся первый обмен биткойнов на реальный товар. Американец Ласло Ханеч получил две пиццы за 10,000 биткойнов*****.

  • (iv) С 2011г. термин «криптовалюты», отсылающий к математической основе технологии децентрализованных расчетов – криптографии, закрепился за Биткойном и его последователями, «альткойнами» (700+ на сегодня), после одноименной статьи в журнале Forbes. Сам(и) автор(ы) идеи пользовались неходовым уже термином «электронная наличка».

Прим.: *название книжки Дж. Сороса об успехе его хедж-фонда Quantum **как и появление первого человека «из глины», такое возможно лишь с применением «утраченной технологии обработки глины» - нестандартного, уничтоженного впоследствии фрагмента кода, поскольку по протоколу Биткойн каждый блок обязан иметь ссылку на предыдущий, «родительский» блок *** текущая премия за сгенерированный валидный блок платежей 2 раза уменьшалась вдвое – до 12.5bc, такое случается после создания очередных 210,000 блоков - примерно раз в 4 года (очередное снижение – до 6.25 - вероятно, в мае 2020г.), и, стало быть, за 32 «четырехлетки» (т.е. в 2136г.) она опустится до  10-8bc., и поскольку это (1 satoshi) - минимальная денежная единица до которой дробится биткойн, в 2140г. дальнейшая их эмиссия прекратится. Число биткойнов, эмитированных к данному моменту, легко подсчитать, суммируя геометрическую прогрессию, так, на конец марта 2017г. это будет примерно 15,970 тыс. шт. (вероятно, часть потеряна), а общая эмиссия ограничена 50*210,000*2 = 21 млн. шт. **** около 1.1 млрд. долл. по курсам марта 2017г. ***** т.е. примерно за 600,000,000 руб. в совр. ценах. Wiki

Из комментариев

Q. … читал недавно достаточно аргументированную статью, что биткойны не деньги, со всеми их стандартными функциями, а просто более надежный способ транзакций (т.е. посредник для обычных денег). И блокчейн как раз однозначно об этом. Это так или все-таки они некий суррогат валюты?

A. Если отвлечься от вопроса о происхождении денег, а сфокусироваться на том, как и для чего мы ими пользуемся, то любые деньги представляют собой, попросту говоря, благодарственные «письма». Их мы передаём из рук в руки, или посылаем электрическим или каким ещё способом, чтобы поднять настроение кому-то, кто свою очередь порадовал нас оказанием какой-либо услуги.

Само собой, чтобы отправить такое письмо (я буду дальше иногда писать это слово, или сообщение, фраза и т.п. наряду с общепринятым, но звучащим слишком «торжественно» транзакция) я должен сперва его от кого-то получить. Живи мы при коммунизме, тут можно было бы и поставить точку. Каждый человек, вероятно, там будет самостоятельно поддерживать на неотрицательном уровне свое сальдо благодеяний и благодарений.

Пока будущее ещё не наступило, и все мы – жулики и воры, в той или иной степени. Денежный оборот должен быть защищён от 2-х посягательств: (i) «подделки», т.е. платежа «фальшивой монетой» - денежным письмом, для отсылки которого мы не имеем достаточных прав; (ii) «двойного расходования», актуального в случае, когда денежное письмо имеет природу не «физическую» (монеты, банкноты), а «электронную».

Когда денежные письма представляют собой легко воспроизводимые цепочки битов, то корректная платёжная система должная быть защищена от соблазна скопировать и отправить (вами или ещё-кем-то) разным получателям, в т.ч. себе, ещё, скажем, триллион ровно примерно же цепочек. При этом каждая из них содержит все атрибуты подлинности, и не может быть распознана отдельным получателем такого денежного письма как «фальшивая».

Деньги как запись в специальной «бухгалтерской книге» - банке

Доминирующее сегодня решение второй (и одновременно - первой) проблемы – назначение доверенного посредника (банка, депозитария и т.п.). Он следит за содержимым «кошелька» -счета отправителя-получателя денежных писем и останавливает отправку писем, как только содержимое кошелька грозит уйти в минус.

Btw. Помещение таким посредником в ваш «кошелёк» по вашей просьбе некоей исходной суммы, не имеющей «отправителя», т.е. предоставление кредита, является единственным способом «добычи» (эмиссии) общераспространённого сегодня вида денег – кредитных. Одновременно эти деньги ныне являются и «декретными» (фиатными), появившимися вместе с концепцией национального государства пару столетий назад. Правительство в лице своего специального агентства – центрального банка – регулирует наши издержки «майнинга» кредитных денег (процентные ставки и нормативы резервирования депозитов), поддерживая тем самым стабильность денежной единицы, т.е. «заякоривание» количества денег на 2%-х или 4%-х процентную инфляцию.

Раньше (в большинстве стран - до начала 30-х годов прошлого века) кредитные деньги ещё сохраняли, в виде рудимента средневековья, смешанную природу – производились в виде «кредитной надстройки» (мультипликации) над «денежной базой» (запасом монетарного золота в банках). Другими словами, количество денег, дефляции и депрессии определялись не только регуляторными действиями правительства, но игрой природных стихий – а именно, издержками добычи одного из третьестепенных видов промышленного сырья – золота.

Вообще говоря, хоть это и не важно в данном контексте, современное развитие средств связи делает избыточными центральные банки и их всё еще сохраняющийся рудимент – прямые (т.е. не перед банками) долговые обязательства, т.е. наличные деньги. Как, соответственно, и производную от «наличия наличных» - функцию кредитора последней инстанции. За стабильность (регулирование издержек «добычи») кредитных денег в случае упразднения «центральных/резервных» банков может отвечать непосредственно правительство, варьируя доходность эмитируемого им госдолга. Или, в принципе любой другой, удовлетворяющей условию too big to fail, клиент платежной системы, или их картель, манипулирующий ставками вроде ОПЕК, пытающегося манипулировать ценой нефти.

Собственно, это почти всё, что тут стоило напомнить о кредитных электронных деньгах и базирующихся на них платёжных системах, предполагающих наличие посредников/эмитентов, чьими долговыми обязательствами эти деньги и являются. (Следующая главка – ещё небольшой факультатив.) Это напоминание тут только лишь для того, чтобы подчеркнуть принципиальное отличие их от криптовалют, по определению не имеющих каких-либо уполномоченных промежуточных звеньев учёта/эмиссии.

Врезка (смело пропускаем). Что там не так с банками?

Современные деньги представляют собой, попросту говоря, долговые расписки. На каком-то этапе это было обязательство рассчитаться, по прошествии времени, «наличными» деньгами, «металлом» - вексель, первоначально выполнявший функции «дорожного чека», позволявший средиземноморским импортерам эпохи раннего Возрождения не гонять туда-сюда фрегаты, груженые золотом. В дальнейшем развитии появились 2 вещи:


  • (i) Учет таких обязательств банками. В результате личность должника ушла из внимания кредитора, заменилась унифицированными долговыми расписками банков (депозитами, банковскими счетами).

  • Обладатель кредитных денег не имеет ни малейшего представления о том, какие именно заемщики им должны. В частности, многие уверены, держа в руках билет или монету Банка России или ФРС, что именно они и являются «эмитентами» этих долговых обязательств. Однако, Центробанки, как и любые «просто» банки – всего лишь посредники и учётчики, вклинившиеся (далеко не бесплатно) между конечными заёмщиками и кредиторами.

  • (ii) Исчезла «денежная база» в виде «настоящих», металлических денег, в обеспечение которыми первоначально выпускались долговых расписки. Заемщик принимает на себя просто обязательство оплатить долг такими же «деньгами», т.е. компенсировать его кредитованием других заёмщиков. В реальности для многих заёмщиков это выливается просто в условие «обслуживать» долг, оплачивая его выпуском новых долговых обязательств. Типичным примером такого заёмщика, с перманентным, никогда «не отдаваемым» до конца долгом, выступает правительство (госдолг).

Ключевое достоинство «докредитных» денег – получателю не надо ничего знать о предъявителе денег, его платёжеспособности, требуется лишь убедиться в подлинности предъявленной «монеты». В случае же «долговых» денег требуется убедиться в надежности заёмщика, чей долг служит вам деньгами.

Когда долги унифицируются банковской системой, вы перепоручаете контроль за качеством заёмщиков банку. Это может вести, во-первых, к проявлениям безответственности конкретных банков, и людей. Поскольку процесс «добычи» кредитных денег облегчен, и издержки относятся на будущее, многие просто не в состоянии правильно оценить их. А во-вторых – к системным банковским кризисам, во время которых, как следствие взаимозависимости заёмщиков, вся денежная система падет как домино.

Наконец, когда ваши денежные активы, «остатки» (то, что вам должны, «грязными», т.е. включая и то, что должны вы) учитываются «третьим лицом», это представляет собой форму вторжения в частную жизнь. Как известно, что знают двое, знает и каждая свинья (нем. – zwei-Schwein). Понято, что любая свинья знает также, с кем и за что вы рассчитываетесь. Рано или поздно банки оказывались везде объектом государственного контроля и регулирования.

Для полицейского (тоталитарного) государства такой надзор за активами подданных и их движением особенно удобен, поскольку упрощает налогообложение, и позволяет выявлять «подозрительные» платежи. (напр., в России подозрительной является любая сделка боле 30 т. долл.) и легко конфисковать имущество. Кроме того, можно заблокировать или отменить платёж.

Деньги на материальном носителе – наличные, депозитные расписки на предъявителя всё ещё сохраняются как разновидность кредитных денег, но лишь в виде рудимента. Конвертации с банковских счетов в них, в рамках закона, возможна после фиксации всех налоговых обязательств, поскольку налоговое администрирование наличных транзакций нереально.

Протокол Биткойн представлял собой первое доказательство возможности электронных денег, построенных по типу наличных (ср. выше «авторское» название) – т.е. без кошельков, хранящихся у посредников. Доказательство не в строго математическом, а в криптографическом смысле. Затраты на его опровержение/взлом на данном этапе развития алгоритмов и скорости вычислений существенно перевешивают получаемую выгоду.
<продолжение>
Tags: #Деньги, Деньги, Криптовалюты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments