zhu_s (zhu_s) wrote,
zhu_s
zhu_s

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

Певец во стане русских пессимистов

image0071. Как уже растиражировали газеты, и как и ожидалось, исходя из опережающих индикаторов, «обозрённых» тут пару недель назад, экономика России начала год дружным спадом в большинстве показателей - крупнейшим со времен рецессии 2008-09 гг. Особо трагических следствий из этого выводить вряд ли стоит. Как минимум полстраны работает в это время года в лучшем случае полмесяца, так что итог этой работы довольно-таки волатилен.

Да и сам месяц выдался наполовину слякотный, а на вторую – морозный, да еще и с «рублепадом». Все это не способствовало не только деловой активности, но даже и просто хождению в магазины за покупками без особой на то нужды. Плюс к тому январский бюджет, даже с учетом того, что государство в этом месяце не тратится на пенсии, оказался весьма прижимистым по расходам (возможно, припасая их к олимпиаде), и был сведен с давно не виданным в наших краях профицитом в 9.3% ВВП.

Попрубуем, наоборот, разглядеть во всем этом какие-нибудь «зеленые ростки». Прошлый год, как возможно еще кто-то помнит, также начался с основательной «просадки» показателей производства и инвестиций в первые месяцы. И, тем не менее, экономика восстановила рост, хоть и не очень резвый, в течение года.

2. Зарплаты больше не растут. На протяжении большей части прошлого года сохранялся импульс роста, связанный с напряжённостью на рынке труда, ростом заплат и, соответственно, спросом на кредиты и потребительские расходы. В последние месяцы этот драйвер полностью утрачен. Несмотря на формально сохраняющуюся низкую (и даже внезапно резко упавшую в январе с поправкой на сезон) безработицу, реальные зарплаты перестали расти, а месячные темпы прироста необеспеченных потребительских ссуд снизились вдвое.

При этом наибольший вклад в торможение роста зарплат внес госсектор, где раньше, начиная с 2012, когда нужно было заручиться лояльностью армии и полиции на случай послевыборных катаклизмов, темпы роста зарплат на 10-15 проц. пунктов в годовом измерении опережали рост зарплат в частом секторе (в январе, по оценке ВТБ Capital, это опережение роста заплат в госсекторе еще сохранялось, но уже снизилось менее чем до 5 п.п.). Замедление и приостановка роста зарплат, грустное, конечно, для их обладателей, одновременно является подарком для бизнеса и бюджета, останавливающим рост издержек.

3. Резкое падение инвестиций, также вероятно, останется одномоментным. В январе инвестиции в основной капитал в годовом исчислении снизились на 7%, такую «просадку» последний раз видели аж 4 года назад, когда инвестиции только-только «отходили» после провала во время рецессии. Соответственно, строительство снизилось в показателе «январь-к-январю» на 5.4%. Оптимистичные надежды на возобновление роста инвестиций часто связывают с бюджетным финансированием, которое должно возобновиться с февраля. Также бытует мнение, что инвестиционный спад прошлого года – следствие завершения крупномасштабного сочинского строительства и других бюджетных проектов.

Но изучение вклада различных источников финансирования в динамику строительства показывает, что роль бюджета, как федерального, так и региональных оставалась почти неизменной на протяжении всех послекризисных лет, с некоторым ростом на пике кризиса и в восстановительном периоде (2009-11) и, во всяком случае, она не стала отрицательной даже и в последнее время.  В то же время, уже с начала прошлого года почти ушел в ноль прирост инвестиций за счет собственных средств предприятий, и еще в 2012 году стал отрицательным вклад (и усилился в прошлом году) в снижение объема инвестиций, осуществляемых за счет кредитов и иных привлеченных средств финансирования. Привлечение заемных средств частным сектором - слишком дорого, и не оправдывается рентабельностью вложений в российскую экономику.

Факторы роста инвестиций в осн.капиталЕсть ли надежды на изменение этой ситуации? Пока что ожидаемые сдвиги в денежно-кредитной политике отличаются от прошлогодних, и очевидно не в лучшую сторону, с точки зрения условий для роста инвестиций. Если в прошлом году ЦБ, начиная с апреля, облегчал условия рефинансирования банков под нерыночные активы и поручительства, а в 3-ем квартале перешел к аукционному порядку предоставления таких кредитов с начальной ставкой, лишь немного превышающей ключевую, то в нынешнем году ожидания скорее обратны.

Прогнозируемое в связи с ослаблением рубля повышение цен на импортные товары (как показывает статистика, в ценах продовольствия – главным образом, импортной плодоовощной продукции - оно может отразиться уже в феврале, в ценах непродовольственных товаров – с лагом примерно в квартал, с коэффициентом переноса примерно 0.1, т.е. ускорение инфляции на 1.п.п. на 10% ослабления курса) означает в лучшем случае сохранение нынешней жесткости денежно-кредитной политики - как минимум, в первой половине года. В худшем – ключевая ставка может быть повышена уже на мартовском или апрельском заседании Совета директоров ЦБ.

4. Все это создает не слишком благоприятные перспективы для возобновления роста в ближайшие 1 или даже 2 квартала. Однако не будем забывать про наш последний козырь - низкую базу прошлого года, особенно в части инвестиций, которая может оказаться единственной помощью росту. Особенно при оценке его в погодовых показателях.

* Без субъектов малого предпринимательства.
Tags: ulc, Инвестиции
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments