?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Далеко ли зашла деиндустриализация?
zhu_s
Коль скоро тема таблиц «затрат-выпуска», хоть и всплывшая тут по печальному поводу, вызвала некоторую реакцию, то уместен будет пример анализа, который можно делать с их помощью (тут раньше были и другие примеры). Допустим, мы хотим оценить вклад внешней торговли в производство и использование продукции на территории той или иной страны. На макроуровне это сделать предельно просто – достаточно отнести чистый экспорт товаров и услуг страны к ее ВВП.

Например, для России в 2011 эта цифра составляла 8.76% (с плюсом), для США – 3.71%, но с минусом (ввоз больше вывоза). И, стало быть, с учетом долей стран в глобальном ВВП, Россия произвела 2.65 его процента, а использовала на потребление и накопление на своей территории лишь 2.42. Тогда как на территории США было произведено 21.7% глобального ВВП, а использовано больше – 22.4% (в интернете, где как в Греции, есть всё, можно встретить и другие доли производства и использования глобального ВВП на территории США, очевидно, привидевшиеся их распространителям во сне - но не будем уж о грустном).

Но интересно посмотреть на балансы производства и использования товаров и услуг не только в целом, но и на уровне конкретных видов продукции. Ведь общая цифра может маскировать серьезные структурные особенности экономик (или даже структурные дефекты – если ставить вопрос об уязвимости страны к внешним шокам, которые могут в той или иной мере выключить ее из экспортно-импортных связей).

Давайте сразу же приведем ответ – на графиках для самостоятельной интерпретации (а то, я боюсь, до него так никто и не дочитается), а потом – небольшие методические и содержательные пояснения к ним. Красные квадратики и показывают искомый вклад внешних связей в использование данного вида товаров на фоне синих – вклада внутреннего производства. Красные квадратики в отрицательной зоне означают, что сектор является чистым экспортером.

Методология

Две указанные страны взяты из того соображения, что пытливый и юный русский ум точно знает, что обе они «ничего не производят», оплачивая свое потребление в первом случае – нефтью и газом, во втором – бумажками, в изобилии украшенными масонскими знаками и многократно повторенной «чертовой дюжиной», а также девизом «на бога надейся». (На рубле, учитывая легендарное мздоимство русских ЛПР, очевидно, была бы уместна вторая его часть - «…а сам не плошай»).

Ну, или если чуть серьезнее, то сравнительно скромный вклад внешних связей в ВВП России и США может объясняться высоким весом неторгуемых (почти) на внешних рынках услуг в экономиках этих стран. Особенно верно это в случае США с высокой долей в ВВП Real estate (в частности, из-за учета вмененной ренты владельцев жилья) и разнообразных профессиональных, юридических, финансовых и прочих услуг.

Однако из-за межотраслевых связей (потребления одних видов продукции при производстве других) выделить вклад внешних связей в использовании продукции конкретного сектора нельзя так же легко, как для ВВП в целом. Промежуточная продукция, такая как нефть, металлы, или сельхозсырье сама по себе практически не участвует во внутреннем конечном использовании (товарном наполнении ВВП). Поэтому и относить к конечному использованию (т.е. расходам на потребление и накопление) ее экспорт и импорт бессмысленно.

Так же некорректно отнесение объемов внешней торговли к валовой продукции сектора, поскольку она может импортироваться или замещаться импортом не напрямую, а через торговлю продукций смежных секторов. Например, электроэнергия – через экспорт алюминия, экспорт металлов может компенсироваться импортом его же в составе готовой продукции машиностроения, а за самообеспечением страны пищевыми продуктами может скрываться крупный импорт сельхозсырья и т.д.) К тому же полученные таким образом цифры будут не сопоставимы с долей торгового баланса в ВВП, поскольку валовая продукция (публиковавшаяся в советских статистических сборниках как СОП – совокупный общественный продукт) больше добавленной стоимости на величину промежуточного потребления.

На графиках показаны полные (с учетом промежуточного использования в производстве других товаров) объемы ввоза-вывоза продукции секторов – для них соотнесение с валовыми выпусками вполне корректно. (Для таких расчетов используются таблицы «затрат-выпуска» в так называемой симметричной форме - продукт-продукт, которая и известна среди российских пользователей этой информации, как межотраслевой баланс, и для которой рассчитываются и публикуются матрицы к-тов прямых и полных затрат. Для РФ тут, таблица 8.1, для США – тут. Достаточно богатая коллекция подобных таблиц для разных стран и временных периодов в унифицированной номенклатуре продуктов собрана ОЭСР.)

К сожалению, в случае России подобный анализ затруднен тем, что последнее и единственный обследование, требующееся для составления таблиц «затраты-выпуск», проводилось аж в 1995 (после чего до 2011 был перерыв), и дальше 2003 его не позволил протянуть переход на номенклатуру ISIC (ОКВЭД). (Данные по США значительно свежее, там таблица 2002, составленная по данным обследования, дотянута до 2010). В итоге ситуация с российской статистикой выглядит довольно позорно. У нас пока есть только данные в несопоставимой с остальным миром и давно не используемой советской классификации секторов ОКОНХ, более тяжелая ситуация с этой статистикой из крупных развивающихся стран, кажется, только в Китае.

Результаты

В России (2003) наиболее существенный вклад внешней торговли был для продукции легпрома, где он составлял более 80% емкости рынка. Заметно замещалось импортном собственное пр-во в машиностроении, химии и пищепроме – от 27 до 20% соответствующих рынков. Для стройматериалов и сельхозпродукции чистый импорт дополнял отечественное производство в размере от 18 до 11%.

В составе чистых экспортеров тоже нет ничего неожиданного – это всевозможные виды топлива (от 18 до 168% внутреннего потребления), металлы (20% внутренней потребности для черных и 114% для цветных) немного электроэнергии, и вывозимые в виде накладных расходов к ним услуги логистики и оптовой торговли. (Надо отметить, что чрезвычайно большой удельный вес экспорта нефтегазовой продукции связан еще и с существующими тут «ножницами» экспортных и внутренних цен из-за вывозных пошлин и административного регулирования цен на газ).

В экономике США очень высокие размеры замещения импортом наблюдались для одежды, изделий из кожи, а также нефти и текстиля (от 89% до 43% общей потребности). От 37 до 23% собственного производства замещал импорт компьютеров и электроники, (первичных) металлов, автомобилей, электрооборудования, мебели, а также продукции рыболовства и лесоводства. От 17 до 15% емкости рынков составлял чистый импорт древесины, готовой металлопродукции, резиновых и пластмассовых изделий и химической продукции.

Чистым экспортером США выступали в производстве прочих транспортных средств (очевидно, самолетов), и в постиндустриальной части экономики - услугах грузо- и пассажироперевозок, лизинга, управления компаниями и предприятиями, печатной продукции и компьютерного софта, оптовой торговли и операций с ценными бумагами, кинофильмов и звукозаписей, банковских и юридических услуг. Также, что возможно покажется странным, в США производили больше, чем это нужно для внутреннего использования, сельхозпродукции (результат господдержки?) и добывали полезных ископаемых (кроме нефти и газа).

Внешние связи и производительность труда

Одним из первых результатов, привлекших внимание к анализу «затраты-выпуск», стал вывод, что США импортируют более капиталоемкую продукцию, а вывозят более трудоемкую. Это так называемый парадокс Леонтьева. Интуитивно кажется, что с учетом более высокой стоимости рабочей силы в США должно быть наоборот, и внешнеторговые связи должны быть трудосберегающими.

Что касается экспорта и импорта из России, то он на первый взгляд должен быть трудосберегающим, поскольку импорт замещает продукцию с высоким уровнем трудозатрат (легпром, машиностроение, село и т.п.). Но если мерить затраты труда не в физических единицах (числе занятых), а в зарплате, то этот эффект полностью исчезает. Вывозится продукция с высокой зарплатаемкостью, а замещается ввозом – с низкой.

Совершенно очевидно, почему участие во внешнеэкономических связях значительно (на 21%) повышает валовую прибыль экономики. Ведь вывозится наиболее высокорентабельная продукция. Точнее, становящаяся такой именно благодаря вывозу и стимулировавшему его, во всяком случае, в 2003, низкому реальному обменному курсу рубля.



  • 1

Далеко ли зашла деиндустриализация?

Пользователь o_0 сослался на вашу запись в «Далеко ли зашла деиндустриализация?» в контексте: [...] Оригинал взят у в Далеко ли зашла деиндустриализация? [...]

  • 1