zhu_s (zhu_s) wrote,
zhu_s
zhu_s

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

Сколько полимеров мы прополимерили?

В 90-е годы, если кто еще помнит, весьма популярны были мантры о том, что Россия держится на плаву, лишь пока проедает созданный при советской власти производственный и научно-технический потенциал. И, стало быть - возврат блудных сыновей к командно-административным истокам неизбежен. По аналогии с известной «проблемой 2000», которая должна была с приходом означенного года остановить компьютеры по всему миру (на ее предотвращение предприимчивые граждане даже выцыганили из бюджетов изрядные суммы) была даже специально придумана «проблема 2003».

Именно к этому сроку (чудесным образом совпадавшему с очередными выборами в Госдуму) по расчетам должны были начать в массовом порядке лопаться трубы и рваться провода, падать самолеты и отваливаться колеса у поездов и происходить многие другие нехорошие вещи, случающиеся с изношенным оборудованием. Причем на 2003 год приходился и пик платежей по советским долгам Парижскому и Лондонскому клубу кредиторов, так что деньги на решение всех этих проблем даже и непонятно, откуда было брать.

Я уже не помню, какие решения там предлагались – то ли мобилизация в духе 1930-го года и реинкарнация Госплана, то ли «корпоративная экономика» муссолиниевского типа - но жизнь, как это 100%-но всегда бывает со всеми кризисными прогнозами, покатилась по совсем другим рельсам. Подорожавшая нефть сделала обслуживание советских долгов нестрашным (притом, что «Лондонский» долг банкам и иным частным кредиторам М.М.Касьянов очень удачно реструктурировал еще в 2000-м году, с правительственными «Парижскими» кредиторами момент для частичных списаний был явно упущен малоопытными тогда еще российскими переговорщиками в начале 90-х). (Ну, об истории с советскими обязательствами и активами я, может быть, как-нибудь черкну пару строчек отдельно, если у кого-то есть интерес к этой окаменевшей уже истории – год назад тема советского долга формально полностью закрыта).

Какой-то из ряда вон выходящей вспышки техногенных катастроф тоже не случилось. А в качестве предвыборного «абсорбента народного гнева» в поддержку к уже поднадоевшей трескотне либерального демократа была запущена не идея мобилизации, а «трехголовая» партия «борьбы с присвоением олигархами природной ренты», оказавшаяся столь успешной, что чуть не потеснила маловразумительный бессловесный продукт, предлагавшийся для лояльно настроенного электората, т.е. «Единую Россию».

Ну, можно было бы и не поминать старое, за что как известно, инициатора таких бесед полагается лишать почему-то глаза. Но тема негодования по поводу нарастающего износа уставленного еще в советский период оборудования (наиболее эмоциональное высказывание по этому поводу и вынесено в сабж) и поныне еще находит сочувствующего слушателя. А что говорит по этому поводу статистика?

Прежде всего, надо оговориться, что какого-то сильно определенного и однозначного ответа тут ждать сложно. В отличие от населения, которое, казалось бы, существует по похожим законам - ввод в эксплуатацию (рождение), старение, выбытие, для производственных средств нет такого однозначного измерителя, как число голов. Суммировать же введенные в разные годы оборудование по стоимости сложно как из-за инфляции (именно из-за ее недоучета производственные фонды СССР всегда выглядели довольно «молодо», хотя при этом бешено росла фондоемкость продукции, при переходе же к натуральным, мощностным эквивалентам, там, где это возможно (в монопродуктовых производствах, вроде выплавки стали) складывалась совсем иная, и подчас довольно жутковатая картина), так и из-за морального старения (эта проблема становится понятной, если сравнить два компьютера одной и той же цены с 10-летним разрывом в годах приобретения).

Поэтому подходить к оценкам средних сроков службы и возраста основного капитала так, как это принято в демографии для людей, т.е. исходя из рядов инвестиций (рождаемости) и накладывая на них некие гипотетические кривые «дожития» различных элементов производственного капитала до определенного возраста, было бы не совсем правильно. Хотя сам я помнится, активно продвигал подобные модели на заре туманной юности («туманная юность» была давно, в начале 80-х, журналы того времени не оцифрованы, бумажных архивов у меня никаких нет, так что и пруфлинк дать не на что).

Росстат дает распределение элементов основного капитала по срокам службы в ежегодных обзорах инвестиционной активности промышленных предприятий, последний из которых вышел как раз на неделе, к чему, я собственно и приурочиваю эту запись. Там суммируются ответы на данный вопрос руководителей примерно 10 тыс. предприятий, что, конечно, тоже не решает толком гедонистической проблемы (как взвешивают на предприятии оборудование, купленное в разные годы, неизвестно, если по чисто бухгалтерским методам переоценки, то вес старого оборудования, скорее всего, будет завышаться).

Кроме того, я не нашел указаний, как обобщаются ответы разных корреспондентов, можно надеяться, что все же не простым суммированием, в ходе которого оборудование Газпрома, и какого-нибудь малого предприятия, «кустаря с мотором», получали бы одинаковый вес. Наконец, между 2005 и 2006 годом произошел какой-то сдвиг в методике, так что средний возраст машин и оборудования в промышленности «помолодел» сразу на 5 лет – с 19 до 14. Понятно, что за год такие сдвиги в результате инвестиционного процесса произойти вряд ли могли, хотя на этот период (2006-07 годы) пришлась пока что максимальная инвестиционная активность в нашей экономике. Ну, тем не менее, со всеми эти оговорками, смотрим на то, чем же мы в итоге богаты.

Итак, если доверять данным обследований Росстата, то ситуация с производственным оборудованием в промышленности в целом выглядит не так уж трагично. Осенью 2010 года лишь примерно 19% машин и оборудования и 5% транспортных средств в промышленности имели «советское» происхождение (этот период на правом графике затенен), остальное приобреталось предприятиями уже в рыночных условиях. Медианный возраст транспортных средств в промышленности – 8 лет, машин и оборудования – 11.5, что конечно, не блестяще (как минимум половина оборудования приобретена до 2000 года), но и не катастрофично.

И конечно, страхи, что по мере «проедания» советского производственного потенциала освобожденную от опеки Политбюро и Госплана промышленность России ждет коллапс, оказалась несколько преувеличены. Но, конечно, в части зданий и сооружений в промышленности роль советского наследия трудно переоценить – на него до сих пор приходится от ¾ (здания) до 2/3 (сооружения) основного капитала промышленности. Медианный возраст зданий 25 лет, а сооружений – 20, что, наверное, для производственной инфраструктуры немало. За 2000-годы построено лишь каждое 10-е здание, и на них приходится 14% сооружений. Правда, это прогресс по сравнению с 2006 годом – за предыдущее 10-летие, охватывающее провал 2-ой половины 90-х была введено лишь 6% всех имевшихся тогда в наличии зданий и 9% сооружений.

Есть и другие проблемы. Это, в частности, дисбаланс в возрасте оборудования в добывающих отраслях, где оно достаточно современно, и в обрабатывающих производствах, где проблема старения производственного аппарата, сложившаяся еще с советских времен, усилилась. (Одна из ключевых проблем «горбачевской» 12-ой пятилетки, приведших, в конечном счете, к коллапсу экономики, состояла в том, что был взят курс на резкую модернизацию производства путем закупки оборудования за рубежом в огромных количествах, но, во-первых, не рассчитали возможности, а во-вторых, не учли полную незаинтересованность советских предприятий и их подрядчиков в обновлении. Весь советский инвестиционный процесс был заточен только на новое строительство и расширение производства, и что такое модернизация, экономика, приученная "гнать план" по объемам, просто не понимала. В итоге закупленное на многие миллиарды долларов новейшее оборудование сгнило на складах и пошло в начале 90-х в металлолом).

В итоге к концу 2005 года, перед началом инвестиционного бума 2006-08 годов, средний возраст машин и оборудования в металлургическом производстве составлял астрономические 25 лет, в производстве целлюлозы, древесной массы, бумаги, картона и изделий из них - 21 год, в производстве кокса и нефтепродуктов и производстве транспортных средств и оборудования - по 20 лет. В последние 4-5 лет положение стало меняться к лучшему. Если в 2004 году на выбытие машин, оборудования и транспортных средств по причине невозможности дальнейшей эксплуатации из-за длительных сроков службы и изношенности указывали 84% опрошенных предприятий, то в 2009-ом – 65, правда, в 2010-ом - уже 68%.

В 2010 году из-за снизившегося в кризис уровня инвестиций процесс старения производственного оборудования, по-видимому, возобновился. Сложившаяся доля инвестиций в основной капитал в ВВП (21% в тек. ценах 2010 года) явно маловата для экономики, пытающейся стать не то что инновационной, но хотя бы просто современной. СССР имел, по моим оценкам, в виде инвестиций в основной капитал до 33-35% ВВП в ценах пропорциональных издержкам. Правда, там довольно большой удельный вес, который точно вам никто не подсчитает опять же из-за ценовых искажений и двойного назначения многих объектов, занимала оборона. Вооружения играли также огромную роль в приросте запасов. В Японии доля инвестиций в ВВП в лучшие годы доходила до 40% (сейчас там примерно как у нас, и столько же в Евросоюзе – 20-21% ВВП).
Tags: Возраст оборудования, Инвестиции, Промышленность
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments